10 сентября 2017

На пути привнесения точности и справедливости возникает сбой. В процесс вмешивается некая грубая сила. Перемены, которым нет дела до гениальных соображений и выверенных правил.

Это вызывает двоякую реакцию. С одной стороны может возникнуть суетливость. Попытка заткнуть пробоину в одном борте, панически разбирая другой борт. Никакого смысла. С другой стороны можно попробовать подружиться с этой грубой силой. Если не жадничать, не брезговать контактом с этой примитивной энергией, сделать ей подношение, угостить чем-то, подарить что-то, то эта грубая сила вполне может оказаться вполне милым существом и с удовольствием вынет из своих пропылённых в степях карманов свои угощения. В этот момент стоит снова не побрезговать её угощением.

Но, конечно, грань тут тонка. Эта встреча может быть настолько неожиданной и неприятной, что скорее включится первый суетливый, панический сценарий. И тогда мы оказываемся в шаге от истерики. Эскалация возмущения, риск потерпеть неудачу может взвинтить в нас экстремальное состояние, в котором есть только всепожирающий жар воспалённого рассудка.

В этот день высок риск поспешных шагов. В суете и в воспалении разума можно не сдержаться и пустить в ход приёмы и задумки, которые ещё рано доставать на поверхность. Им бы ещё дозреть, дождаться подходящего момента. Но мы можем в панике расстрелять весь арсенал и остаться ни с чем.

В этот день всякая идея слишком быстро воплощается в реальность. Всякая тревога слишком мгновенно оказывается реальной угрозой, всякая угроза слишком быстро оправдывается в виде ущерба.

Самое лучшее для сохранения ресурсов — это позволить себе слабость и незаметность. Исчезнуть с радаров, даже если это может быть воспринято как слабость и бессилие — пожалуй, лучшее убежище в этом урагане перемен.

Добавить комментарий